язык журнала

Читайте в этом выпуске

Воображаемое в Марроканской Еврейской Народной Повести: История Пророка Юсуф Как Образец
Народная повесть отличается чертами, играющими важную...

"Аль-Захира Аль-Каидйя" в Словесной Поэзии в Марроко: Мелодии "аль-Эта аль-Абдийя" Как Образец
Наследие, связанное с поэзией и мелодиями "аль-Эта аль-...

Биография "Бани Хилаль" Между Словесным Повествованием и Письменной Записью
Многие исследователи настаивают на проведение различ...
42
Issue 42
Вы можете скачать этот вопрос (PDF) по этой ссылке
Память и Нематериальное Культурное Наследие
Номер журнала 42

Абдул Рахман Аюб

 

В этой статье, мы будем беседовать о том, что отмечено в ее заголовке, именно о механизме, явно характеризующем животное в абсолютном плане, и человека, в особенности. Этим механизмом является память. Мы тоже будем говорить о наследии, однако не о всяком наследии, а именно о неосязаемом культурном наследии, т.е., о той широкой, бесконечной когнитивной пище, в прошлом и настоящем, без которой материальное бытие не происходит, не существует и не продолжается.

По мере того как этот вопрос кажется простым для изучения, он на самом деле считается трудным и разветвленным. Первым знаком его трудности, пожалуй, является то, что нематериальное культурное наследие, которое, по своей основной натуре, имеет когнитивный характер, может образоваться только в материи или в идеях и сознании, т.е., оно может существовать лишь в памяти, и посему первое уравнение выглядит в следующим виде: Память =

Наследие, и наоборот. Это значит, что наследие служит основным, возможно полнейшим, компонентом памяти. Это обстоятельство наталкивает нас на то, что в некоторых наших исследованиях о нематериальном культурном наследии, мы уславливаемся о том, что наследием называется "старая коллективная, когнитивная и практическая, память, имеющаяся в настоящем ". Так, вместо с биологическим и неврологическим компонентом, она считается вторым главным компонентом личности человека. Точнее, нужно подчеркивать на наличие третьего компонента, тесно связанного с двумя прощедщими, и этим компонентом называется "обычай".

          Для того, чтобы осваивать работу коллективной памяти в ее связи с нематериальным культурным наследием, исключительным образом, дабы избегать подробные объяснения, мы не подвергли анализу феномена, взятого из социологии, экономики и идеологии, так как память адекватно исследуется в каждой из названных наук.

          Остается вопрос, о котором мы намекали там и сям, и что, как мы считаем, заслуживает более тщательного исследования и диалога. Мы имеем в виду "судьбу нематериального культурного наследия в эпохе глобализации". Мы заканчиваем нашу речь этим вопросом с осознанием того, что вольны глобализации уже смыли наши арабские народы несколько десятилетий назад, и завершая свою задачу, они, в настоящее время, сделали еще один опасный шаг на пути к нашему нематериальному культурному наследию, когда они, насильным путем, напали на нашу арабско-исламскую

культурную личность. Какая огромная разница между результатом разрушения, испытуемого личностью, и результатом стремлений наших отечественных учреждений, при отсутствии интегральной прогнозирующей стратегии, к сохранению этого наследия таким образом, что ничего не осталось от него, кроме тех наследованных образов, повешенных на похвальной стене или же охраняемых, как сокровенных вещей, на потолках наших отечественных библиотек.