язык журнала

Читайте в этом выпуске

Традиционные Знания и Техники Выращивания Пальмы в Районе Марва на Севере Судана
 Итог данного исследования явным образом сводится к...

Танец "Хоби" – Ритуал для Прохождения и Восстановления Легендарного Времени
"Хоби" является известным народным танцем, коллективно...

О Внутренней Структуре и Значении Народной Сказки
Народная сказка, наряду с удивительной, занимательной ...
40
Issue 40
Вы можете скачать этот вопрос (PDF) по этой ссылке
Черты Народной Культуры в Стихах Башшара ибн Бурд
Номер журнала 40

 Самйя Аль-Дариди Аль-Хасани

 

 В этой статье, мы изучаем стихи Башшара ибн Бурд, одного из выдающихся арабских поэтов своего времени, с точки зрения переворота, который его поэзия совершила, переходя от поэзии, назначенной для элиты общества, к поэзии для всего народа. Вместо со своими современниками, Башшар генерировал новую поэзию, которая отличалась словами, близкими к душам людей.

На эту идею, в действительности, обратил внимание ряд критиков. На пример, в своей известной книге "История арабской поэзии до конца тринадцатого века хиджры", Нагиб Мухаммед аль-Бахбити давно напоминал нас всех об этом, когда он делал из выдающихся поэтов во время Аббасидского Халифата, таких как Муслим ибн аль-Валид, Абу Нувас и тоже Башшар ибн Бурд, пионерами важного поэтического движения, которое превратило поэзию в "народный" дискурс, воспринимаемый простонародьем. Так, простые люди выводили стихотворение из элитных дворцов, форумов и собраний и обнародовали его среди народных масс. Об этом Нагиб аль-Бахбити говорит: "У Башшара, на самом деле, было что-то новое, но эта новизна не была оригинальным открытием нового поэтического искусства или неким небывалым путешествием в одну из его разновидностей, а было обновлением способа его выражения и широким подходом к осуществлению "народной популярности поэзии". Мы раньше видели как поэзия стремилась быть популярной среди народных масс, изображая их души и жизни. Свидетельством тому было стихотворение аль-Валид ибн Язид, имевший свою популяарную школу. Со своей поэзией, Башшар ибн Бурд скоро присоединился к этому потоку". 

Тремя важнейшими выводами нашей работы являются: Во первых, популярность стихотворений Башшара ибн Бурд, во основном, означает расширение круга "воспринимателей" поэзии потому, что поэтический дискурс перестал быть направленным в сторону элиты просвещенных интеллектуалов, правителей и лиц, охватывавших литературу и принимавших писателей, критиков, лингвистов и философов в своих дворцах и на собраниях, а стал -у Башшара и иных поэтов-генераторов – служить интересам широких народных масс, несмотря на их классовые различия. При таком положении, влияние этой поэзии стало опасным и всеобьемлещим, охватывая широчайший круг воспринимателей, которые стали запоминать стихи наизусть и ссылаться на них, укрепляя тем самым их распространенность и гарантируя их обнародование среди простых людей. Отсюда понятно, почему люди опасаются языка Башшара и его острой критики, ибо эта критика быстро распространялось среди них и, в результате этого, разаблочались именно те люди, кого он всегда высмеивал, будь эта критика имела справедливый или жестокий характер.

Во вторых, популярность поэзии у Башшара проявлялась во многих аспектах и черты его стихотворения были очевидны на уровне слов, словосочетаний, стилей и образов. Более того, в его поэзии, флирт доминировал над стихами, не говоря о появлении признаков порочности и бесстыдства и разговоре о значениях, часто встречаемых у простых людей, почти по всем предметам. В его стихах явно отсутствует бег за высокопарными и солидными значениями, риторическими и изящными стилями и сложными образами. Наоборот, стихотворная речь протекает просто и ясно, с точки зрения языка, значения и стиля, которые допустимы всем людям без исключения. Поэзия Башшара, однако, еще отличается наивностью и поверхностностью, не говоря о том, что он иногда пишет короткие стихотворения с быстрым темпом, при сильной опоре в то же время на стихотворном размере (раджаз).

Третий вывод, к кторому мы еще пришли, состоит в том, что популярность стихотворений Башшара некогда не повлияла на поэтическую ценность творца или его место среди поэтов, в том числе критиков предшествуюших ему или пришедших после его смерти. Он был передовым лицом среди поэтов-современников и считался в числе "генераторов", ибо "все повествоведы и критики в один голос говорили о том, что он считается лидером поэтов-новаторов, ибо он следовал заветам поэтов, предшествовавших и последующих, руководствуясь силой воли, которую они имели, будучи приверженными к традиционным фундаментам арабской поэзии. Более того, этот акт позволил обновить дух Абассидского поэта, отличавщегося умственной зрелостью и развитым бытом".

Мы полагаем, что даже то, что говорилось как высмеивание его поэзии в прошлом, является шоком, который эта новаторская поэзия оставила в душах простых людей, и нет оправданий того, кроме приверженности к старому и слепого следования модели, установленной жившими в доисламскую эпоху, и подкрепленной последующими поэтами. Тем самым, эта критика отражает свой внутренний кризис, что происходило тогда, когда она колебалась между восхищением этой новаторской поэзией и отверганием того нового, что она принесла потому, что оно не совместимо с моделью и не соотвествует вкусу. С иной точки зрения, Башшар считает, что он спустил стихотворение с высот и обнародовал его среди простых людей, превращая его тем самым в некий символ поэтической "популярности", с точки зрения структуры и стиля, что обусловлено широкой народной культурой, повлиявшей на структуру и лингвистический стиль поэзии. Эта культура сумела приблизить поэзию к широкой публике воспринимателей, ибо его стихи не стали "пленниками" дворцов и классных литературных сборов, а удивительно распространялись между людьми, так как народная культура, которая была одним из их развитевлений и важным источником их изображения, служит связующим звеном между поэтом и народными слоями, которые воспринмиали их радушно и обменивались ими, ибо эти стихи вызывали среди них широкий отклик, реально отражая их интересы, заботы и жизнь.