язык журнала

Читайте в этом выпуске

Народная Песня и Социальные Преобразования в Иордании
В этой статье, исследователь освещает главные социаль...

Опыт и Народная Медицина в Философской Мысли Ибн Аль-Джаззара
Вопрос об опыте в арабских исламских науках требует бо...

Женщина и Музыкальное Наследство в Деревне "Аль-Кадах" на Северо-Западе Туниса
Деревня "Аль-Кадах" расположена на северо-западе тунис...
37
Issue 37
Вы можете скачать этот вопрос (PDF) по этой ссылке
Опыт и Народная Медицина в Философской Мысли Ибн Аль-Джаззара
Номер журнала 37

Хаммади Зюиб  

Вопрос об опыте в арабских исламских науках требует более тщательное исследование, способное раскрыть его множественные тайны и определить его реальное положение в философской мысли, которая породила эти науки и положила их естественное начало.

Несомненно, что мы не учитывали многие вопросы, связанные с  местом опыта в идейном наследстве Ибн аль-Джаззара, такие как отношение опыта к шариату и вопрос о том, был ли опыт у него связанным с некими вспомогательными инструментами и орудиями, содействовавшими его реализации на практике. Откуда, однако же, исследователю охватить все аспекты и детали изучаемого вопроса?.

Мы палогаем, что важным моментом в изучении мысли Ибн аль-Джаззара является выяснение центральной роли опыта в его умственном представлении, а также в его богатой практической деятельности в области медицинской и фармацевтической науки. Отсюда следует классифицировать его в рамках категории врачей, считавших что медицина является модернизированной индустрией,

основным орудием создания которой служил опыт или эксперимент а вовсе не внушение или вдохновение, как думали многие греческие врачи, во главе с Галеном, римским медиком и философом.

Исходя из этих соображений, касающихся центральной роли опыта в медицине, появились многие лечебные и исправительные процедуры, первым несомненным человеком, извлекавшим пользу от которых был мусульманский индивид, который жил в одно и то же время с Ибн аль-Джаззаром. Ибн Сина, известный придворный врач султанов, выразил этот вывод следующими словами: "Когда я взял на себя обязательство излечить больных, открылись мне широкие двери для лечебных процедур и методов, ктороые были заимствованы от опыта, чего нельзя описывать".

Таким образом, врач Ибн аль-Джаззар отклонился от чистого, теоретическо-философского подхода, характерного для греческих врачей и стал опираться на практические экспереминты и реальные опыты. Это, как нам представляется, нельзя отделить от Кантовского понятия опыта как некого экспериментального знания, т.е., знания, определяющего чего-то или какого-то феномена через ощущение. Такое подобие совсем не означает, что мы принимаем критерия, которые современная наука использует как основу для осуждения древней науки, породимой исламской мыслей более тысячи лет тому назад. Следовательно, Ибн аль-Джаззар толкует понятие опыта, в первом значении, как жизненную мудрость и проницательность.

Первый урок, который следует извлечь от биографии врача Ибн аль-Джаззара – это его скромность и благородство его собственной медицинской практики, которая не была направлена на денежное или материальное обогащение а на то, чтобы всегда оказать услуги простым и бедным людям. В тесной связи с этим, Ибн аль-Джаззар заявляет: ". . А когда я обнаружил, что простые народные массы, бедные и несчастные люди не смогли осваивать пользы от той книги, именуемой (Пища Путешественника и Корм Настоящего), и от других актуальных книг, которые были написаны учеными и мудрыми людьми, и посвящены темам, связанным с хранением здоровья у здоровых людей и излечением боли у больных граждан, учитывая их крайнюю бедность и слабую материальную способность купить нужные лечебные медикаменты . . . тогда я глубоко осознал необходимость собрать всем любителям медицины, и всем тем, кто сумеет читать нашу книгу (Пища Путешественника и Корм Настоящего) и много узнает о реальных причинах и признаках недугов, о разнообразных методах их лечения с помощью легко доступных и недорогих лекарств . . и в результате всего этого, врачи смогут лечить простых, бедных и нищих людей с использованием названных лекарственных препаратов, чьи списки я лично составил с опорой на громадную книгу Галена".