язык журнала

Читайте в этом выпуске

Когда Человек Выражает Себя Музыкальным Образом: Флейта как Образец
Человек обнаружил музыкальные инструменты, чтобы он м...

Профессия Белильщиков в Бахрейне: Историческо-Аналитическое Исследование
Одной из старых профессий в Бахрейне, которая исчезла ...

"Тысяча и Одна Ночь" в Зрительных Исскуствах на Востоке и Западе
В рассказах "Тысяча и Одна Ночь" кроются артиситческие ...
36
Issue 36
Вы можете скачать этот вопрос (PDF) по этой ссылке
Речь на Народном Языке и Народная Поэзия
Номер журнала 36

Проф. Атеф Атейя

Исследователи в области народной литературы до сих пор не договорились о том, какое название должен иметь этот вид поэзии, взаимосвязанный с народной литературой. Они давали ему разные названия, то именуя его стихотворной народной песней (Заджал), которая включает в себе все разновидности и направления этой поэзии, то называя его просто народной поэзией, охватывающей стихотворную народную песню, с всеми ее ветвями. В некоторое время, они его также называли народной поэзией и поэзией на разговорном языке. Некоторые исследователи называли упомянутый вид стихотворения ливанской поэзией, так что одни относили стихотворную народную песню к поэзии на ливанском диалекте, и чтобы различить его от поэзии, написанной на разговорном или местном языке, они различили между поэзией, произнесенной от трибунала, отнеся ее к стихотворной народной песне, и поэзией на разговорном диалекте, отнеся ее к стихотворению, отличающемуся от подобного ему литературного стихотворения только по качеству языка, был ли он литературным или разговорным. 

В любом случае, слово "стихотворная народная песня" стало символизировать одну из различных форм арабской поэтической,

словесной речи, сопровождаемой действием и подаванием знаков, и это произошло до того, как речь была документирована и изучена таким образом. Главным орудием арабской поэтической речи является разговорный или местный диалект, который различается по общественной среде. Его известные стихотворные размеры строятся, в основном, на ритмичных куплетах и соответствующих им напевах, в полной гармонии с тем, о чем давно условились работники в такой области литературного исскуства, даже если некоторые размеры идут в ногу с адекватными размерами литературной поэзии. Подобное соответствие, однако, основывается на уравновешенном напеве и ритме, который, сам по себе, должен быть совместимым с некоторыми арабскими поэтическими размерами, используемыми при сочинении стихов, таких как аль-Бахр ассариэ, Бахр ар-раджаз (раджаз) и аль-Бахр аль-камель, и другие размеры поэзии (бухур аш-шиэр), наряду со множеством модификаций с тем, чтобы размеры соответствовали такому виду поэзии. Это особенно важно потому, что исполнитель стихотворной народной песни всегда сохранял свой собственный ритм и свою верную мелодию, не пологая на размер поэзии или на используемый размер при ее сочетании. Причина тоже заключается в том, что, вообще говоря, стихотворная народная песня предшествует размеру поэзии, который обязан быть в соответствии с этим ритмом и с данной мелодией, а не наоборот. 

         То, в чем нуждается исполнитель стихотворной народной песни отличается от того, что необходимо исполнителю поэзии на литературном языке потому, что речь стихотворной народной песни не дана полной воли. Она, в противовес той точке зрения, должна соответствовать неким поэтическим и риторическим соображениям, не охватывающим литературную поэзию. На пример, стихотворная  народная песня позволяет использовать различные размеры и рифмы в одном и том же стихотворении, в то время, как поэт, сочиняющий стихотворную народную песню, должен руководиться одним и тем же стилем при ее написании. Эти стили широко известны среди мастеров стихотворной народной песни и ее исполнителей. Они же определяют место исполнителя в стихотворной народной песни, различая между творческим индивидуумом и исполнителем песни.

         Хотя стихотворная народная песня отлична от литературной поэзии местным или литературным видом языка, поэтические, вообразительные и риторические формы все же походят друг на друга потому, что поэты различных идейных ориентаций и направлений питаются от одной и той же среды, руководствуются одними и теми же представлениями и одинаковой умственной структурой, несмотря на тот факт, что поэты, сочиняющие свои стихотворения на литературном языке имеют более обширный жизненный взгляд и более обширную интернациональную культуру. Они в большей мере озабочены о проблемах языка и способны толковать события с помощью разных риторических и стилистических форм выражения, в  то время как исполнители стихотворной народной песни более привязаны к местному диалекту и среде, снабжающей им нужными представлениями и идеями, вытекающими из самой среды, а также из характера общественных отношений, определяющих их мышление и воображение. Однако, взаимосвязь между этими двумя линиями не прекращается до той меры, что исполнители стихотворной народной песни занимают наивысший ранг в своих местных обществах, этим не отличаясь от поэтов, которые сочиняют свои стихотворения на литературном языке. Многие из них даже превзошли, в плане слушания и чтения стихотворения, многих, широко известных поэтов, использующих литературный язык при сочинении поэзии.

Языковое различие, имеющее место между исполнителями стихотворной народной песни и поэтами, сочиняющими свои стихотворения на литературном языке, все же не охватывает все приемушества стихотворной народной песни. Это происходит потому, что стихотворная народная песня, со всеми ее ветвями отличается, в той или иной мере, от стихотворения, сочиняемого  на местном диалекте, несмотря на зависимость разговорной поэзии от стихотворной народной песни или наоборот. В этом смысле, сочинение стихотворения на разговорном языке, с точки зрения ее структуры, рифмы, идей и представлений, обусловивших ее творение или сочинение, приближается к литературной поэзии, по сравнению к стихотворной народной песни, со всеми его ветвями.