язык журнала
Вы можете скачать этот вопрос (PDF) по этой ссылке
Новая Народная Песня в Тунисе и Модернизация Общества После Независимости: Документальное Исследование
Номер журнала 36

Др. Мухаммед аль-Дариди

Общие выводы о "Новой Народной Песни" в Тунисе:

Наиболее важными выводами, которые можно сделать на основе документального исследования, посвященного новой народной песни на Тунисской земле, являются следующие:

- В середине двадцатого века, новая народная песня в Тунисе имела отношение к ориентировочным основам молодого государства, считавшего следование модернистскому, преобразовательному курсу общества надежным путем к избежанию старых, дряхлых традиций, которые препятствовали как социальному и экономическому, так и культурному развитию страны.

- Обнаружив приверженность простых народных масс к народным, особенно бедуинским, песням, политические власти использовали этот актуальный факт в целях рапространения и агитации своих "реформических" идей, с одной стороны, и выдвижения своей "идейной" альтернативы к текущему социальному, экономическому и культурному курсу тунисского общества, с другой.

- Опор государства на влиятельную способность слуховых средств

коммюникации, радиовещания в особенности, на простые народные массы с целью привлечения их интереса с помощью "набора" новых народных песен, к модернистской политике государства с тем, чтобы граждане постепенно входили в состав нового порядка и желаемого социального курса.

         Народные артисты, в лице певцов, композиторов и поэтов, стали соучастниками процесса производства новой вольны народных песен, носящих как идеи реформизма и ценности передового социального сознания, так и хвастливые выражения, имеющие отношение к политике государства и его главного символа в то время, Призедента страны. Это осуществлялось путем гласного выступления и участия в культурной жизни страны на той фазе развития, разглашения своего исскуства посредством множества различных радиовещательных программ, таких как программа "Кафила Тасир" (Колонна Идет Вперед), которую прямо в эфире передавала национальная радиостанция, длинные вольны которой протянулось вдоль территории всей республики.

- Политическая власть использовала упомянутые новые народные песни в целях укрепления среди всех простых народных масс нового политического строя страны, в лице республиканского режима, основа которого была строго положена в день 25 июля 1957 года на развалинах предшествоващего королевского режима, который существовал на протяжении всего времени правления различных "Бейев" на тунисской земле. По этой причине, в большинстве новых народных песен можно найти прославление символа государства в лице Призедента - "Вдохновителя" прогрессивных и реформических идей, ради которых упомянутые песни были созданы. Подобный факт свидетельствовал о полной совместимости государства с лицом главы государства. Об этом заявил сам призедент страны в то время, Хабиб Бургиба на многочисленных политических выступлениях и телевезенных передачах, нацеленных на повышение политического сознания простых народных масс на крепкой основе "руководящих ориентиров Господина Призедента страны", когда он любил повторять: "Государство – Это Я!".

- Чтобы повысить уровень политического сознания народных масс, реформировать их коренные идеи и мысли и предложить социально-экономическую и культурную замену, модернистское государство почти полностью опиралось на систему народной поэзии, которая отражала основные компоненты народной бедуинской музыки в Тунисе, т.е., "Маукиф", "Касим", "Мальзюма" и "Мусаддас", а также на бедуинскую музыкальную систему, со всеми ее ритмическими, вокальными и испольнительными (сыгрательными) свойствами. Это имело место по двум важным причинам: сильная связь общего, музыкального вкуса с народной, музыкальной и политической системой того периода, и тот факт, что продюсеры, работавшие  в радиовещательной корпорации, вовсе контролируемой государством и находивщейся под его прямым надзором, стремились производить песни "реформического и просвитительного" характера, и эти песни были адрисованы всем слоям простых народных масс, в соотвествии со вкусом символа государства, в лице Призедента, о чем он заявил на пресс-конференции в 1955 году следующими словами: "Я люблю восточную и бедуинскую музыку, но вовсе не понимаю западную и модернистскую музыку".

         Данное исследование ограничилось документацией некоторых

образцов новых народных песен, которые были изданы в Тунисе благодаря крупной системы радиовещания, находящейся под полной монополией государства с явной целью закрепления экономического социального, политического и идеологического курса страны, необходимого для создания нового государства после достижения национальной независимости.

         Следует отметить, что большинство указанных песен были уиичтожены из слухового архива Национальной Корпорации по Радиовещанию и Телеведению в силу того, что они не соответствуют требованиям настоящего этапа развития страны. Это происходит потому, что производство новых народных песен было нацелено на определенные корыстные цели и амбиции, которые последние события, недавно происходившие в стране, уже обошли.